«Золотая роза», Паустовский: краткое содержание и анализ


Писательство как призвание

«Золотая роза» — особенная книга в творчестве Паустовского. Она вышла в 1955 году, на тот момент Константину Георгиевичу исполнилось 63 года. Эта книга может называться «учебником для начинающих писателей» только отдалённо: автор приоткрывает завесу над собственной творческой кухней, рассказывает о себе, источниках творчества и роли писателя для мира. Каждый из 24 разделов несёт в себе частичку мудрости умудрённого опытом писателя, который размышляет о творчестве исходя из своего многолетнего опыта.

В отличие от современных учебников «Золотая роза» (Паустовский), краткое содержание коей мы рассмотрим дальше, имеет свои отличительные черты: здесь больше биографии и размышлений о природе писательства, а упражнения отсутствуют совсем. В отличие от многих современных авторов Константин Георгиевич не поддерживает идею всё записывать, а писатель для него — не ремесло, а призвание (от слова «зов»). Для Паустовского писатель — голос своего поколения, тот, кто должен культивировать самое лучшее, что есть в человеке.

Константин Паустовский. «Золотая роза»: краткое содержание первой главы

Книга начинается легендой о золотой розе («Драгоценная пыль»). Она рассказывает о мусорщике Жане Шамете, который хотел подарить розу из золота своей знакомой — Сюзанне, дочке полкового командира. Он сопровождал её, возвращаясь домой с войны. Девочка выросла, влюбилась и вышла замуж, но была несчастлива. А по легенде, золотая роза всегда приносит счастье своему владельцу.

Шамет был мусорщиком, у него не было денег на такую покупку. Но он работал в ювелирной мастерской и додумался просеивать пыль, которую выметал оттуда. Прошло много лет, прежде чем крупиц золота стало достаточно для того, чтобы изготовить маленькую золотую розу. Но когда Жан Шамет пошёл к Сюзанне, чтобы вручить подарок, то узнал, что она переехала в Америку…

Литература словно эта золотая роза, считает Паустовский. «Золотая роза», краткое содержание по главам коей мы рассматриваем, полностью проникнута этим утверждением. Писатель, по мнению автора, должен просеять очень много пыли, найти крупицы золота и отлить золотую розу, которая сделает жизнь отдельного человека и целого мира лучше. Константин Георгиевич считал, что писатель должен быть голосом своего поколения.

Писатель пишет, потому что слышит зов внутри себя. Он не может не писать. Для Паустовского писатель — самая прекрасная и самая сложная профессия на свете. Об этом рассказывает глава «Надпись на валуне».

Читать рассказ драгоценная пыль

Моему преданному другу Татьяне Алексеевне Паустовской
Литература изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.

Всегда следует стремиться к прекрасному.

Многое в этой работе выражено отрывочно и, быть может, недостаточно ясно.

Многое будет признано спорным.

Книга эта не является ни теоретическим исследованием, ни тем более руководством. Это просто заметки о моем понимании писательства и моем опыте.

Важные вопросы идейного обоснования нашей писательской работы не затронуты в книге, так как в этой области у нас нет сколько-нибудь значительных разногласий. Героическое и воспитательное значение литературы ясно для всех.

В этой книге я рассказал пока лишь то немногое, что успел рассказать.

Но если мне хотя бы в малой доле удалось передать читателю представление о прекрасной сущности писательского труда, то я буду считать, что выполнил свой долг перед литературой.

Не могу припомнить, как я узнал эту историю о парижском мусорщике Жанне Шамете. Шамет зарабатывал на существование тем, что прибирал мастерские ремесленников в своем квартале.

Жил Шамет в лачуге на окраине города. Конечно, можно было бы обстоятельно описать эту окраину и тем самым увести читателя в сторону от основной нити рассказа. Но, пожалуй, стоит только упомянуть, что до сих пор в предместьях Парижа сохранились старые крепостные валы. В то время, когда происходило действие этого рассказа, валы были еще покрыты зарослями жимолости и боярышника и в них гнездились птицы.

Лачуга мусорщика приткнулась к подножию северного крепостного вала, рядом с домишками жестянщиков, сапожников, собирателей окурков и нищих.

Если бы Мопассан заинтересовался жизнью обитателей этих лачуг, то, пожалуй, написал бы еще несколько превосходных рассказов. Может быть, они прибавили бы новые лавры к его устоявшейся славе.

К сожалению, никто из посторонних не заглядывал в эти места, кроме сыщиков. Да и те появлялись только в тех случаях, когда разыскивали краденые вещи.

Судя по тому, что соседи прозвали Шамета «Дятлом», надо думать, что он был худ, остронос и из-под шляпы у него всегда торчал клок волос, похожий на хохол птицы.

Когда-то Жан Шамет знал лучшие дни. Он служил солдатом в армии «Маленького Наполеона» во время мексиканской войны.

Шамету повезло. В Вера-Крус он заболел тяжелой лихорадкой. Больного солдата, не побывавшего еще ни в одной настоящей перестрелке, отправили обратно на родину. Полковой командир воспользовался этим и поручил Шамету отвезти во Францию свою дочь Сюзанну – девочку восьми лет.

Командир был вдовцом и потому вынужден был всюду возить девочку с собой. Но на этот раз он решил расстаться с дочерью и отправить ее к сестре в Руан. Климат Мексики был убийственным для европейских детей. К тому же беспорядочная партизанская война создавала много внезапных опасностей.

Во время возвращения Шамета во Францию над Атлантическим океаном дымилась жара. Девочка все время молчала. Даже на рыб, вылетавших из маслянистой воды, она смотрела не улыбаясь.

Шамет, как мог, заботился о Сюзанне. Он понимал, конечно, что она ждет от него не только заботы, но и ласки. А что он мог придумать ласкового, солдат колониального полка? Чем он мог занять ее? Игрой в кости? Или грубыми казарменными песенками?

Но все же долго отмалчиваться было нельзя. Шамет все чаще ловил на себе недоумевающий взгляд девочки. Тогда он наконец решился и начал нескладно рассказывать ей свою жизнь, вспоминая до мельчайших подробностей рыбачий поселок на берегу Ла-Манша, сыпучие пески, лужи после отлива, сельскую часовню с треснувшим колоколом, свою мать, лечившую соседей от изжоги.

В этих воспоминаниях Шамет не мог найти ничего такого, чтобы развеселить Сюзанну. Но девочка, к его удивлению, слушала эти рассказы с жадностью и даже заставляла повторять их, требуя все новых подробностей.

Шамет напрягал память и выуживал из нее эти подробности, пока в конце концов не потерял уверенность в том, что они действительно существовали. Это были уже не воспоминания, а слабые их тени. Они таяли, как клочья тумана. Шамет, правда, никогда не предполагал, что ему понадобится возобновлять в памяти это давно ушедшее время своей жизни.

Однажды возникло смутное воспоминание о золотой розе. Не то Шамет видел эту выкованную из почернелого золота грубую розу, подвешенную к распятью в доме старой рыбачки, не то он слышал рассказы об этой розе от окружающих.

Нет, пожалуй, он однажды даже видел эту розу и запомнил, как она поблескивала, хотя за окнами не было солнца и мрачный шторм шумел над проливом. Чем дальше, тем яснее Шамет вспоминал этот блеск – несколько ярких огоньков под низким потолком.

Все в поселке удивлялись, что старуха не продает свою драгоценность. Она могла бы выручить за нее большие деньги. Одна только мать Шамета уверяла, что продавать золотую розу – грех, потому что ее подарил старухе «на счастье» возлюбленный, когда старуха, тогда еще смешливая девушка, работала на сардинной фабрике в Одьерне.

– Таких золотых роз мало на свете, – говорила мать Шамета. – Но все, у кого они завелись в доме, обязательно будут счастливыми. И не только они, но и каждый, кто притронется к этой розе.

Мальчик с нетерпением ждал, когда же старуха сделается счастливой. Но никаких признаков счастья не было и в помине. Дом старухи трясся от ветра, а по вечерам в нем не зажигали огня.

Так Шамет и уехал из поселка, не дождавшись перемены в старухиной судьбе. Только год спустя знакомый кочегар с почтового парохода в Гавре рассказал ему, что к старухе неожиданно приехал из Парижа сын-художник – бородатый, веселый и чудной. Лачугу с тех пор было уже не узнать. Она наполнилась шумом и достатком. Художники, говорят, получают большие деньги за свою мазню.

Однажды, когда Шамет, сидя на палубе, расчесывал Сюзанне своим железным гребнем перепутанные ветром волосы, она спросила:

– Жан, а мне кто-нибудь подарит золотую розу?

– Где же это случилось? – спросила с сомнением Сузи.

– Я же тебе сказал – в Аннаме. В Индокитае. Там океан горит огнем, как ад, а медузы похожи на кружевные юбочки балерины. И там такая сырость, что за одну ночь в наших сапогах вырастали шампиньоны! Пусть меня повесят, если я вру!

До этого случая Шамет слышал много солдатского вранья, но сам никогда не врал. Не потому, что он этого не умел, а просто не было надобности. Сейчас же он считал святой обязанностью развлекать Сюзанну.

Шамет привез девочку в Руан и сдал с рук на руки высокой женщине с поджатыми желтыми губами – тетке Сюзанны. Старуха была вся в черном стеклярусе и сверкала, как цирковая змея.

Девочка, увидев ее, крепко прижалась к Шамету, к его выгоревшей шинели.

– Ничего! – шепотом сказал Шамет и подтолкнул Сюзанну в плечо. – Мы, рядовые, тоже не выбираем себе ротных начальников. Терпи, Сузи, солдатка!

Источник

Рождение замысла и его развитие

«Молния» — это глава 5 из книги «Золотая роза» (Паустовский), краткое содержание которой в том, что рождение замысла подобно молнии. Электрический заряд очень долго нарастает, чтобы позже ударить со всей силой. Всё, что писатель видит, слышит, читает, думает, переживает, накапливается, чтобы в один день стать замыслом рассказа или книги.

В следующих пяти главах автор рассказывает о непослушных персонажах, а также о зарождении замысла повестей «Планета Марц» и «Кара-Бугаз». Для того чтобы писать, нужно иметь о чем писать — главная идея этих глав. Личный опыт для писателя очень важен. Не тот, что создан искусственно, а тот, который человек получает, живя активной жизнью, работая и общаясь с разными людьми.

Тема, основная мысль и проблематика

Во вступлении Паустовский определяет тему произведения как повесть «о прекрасной сущности писательского труда», «книгу о том, как пишутся книги».

Задача автора – проследить, «как из этих драгоценных пылинок рождается живой поток литературы».

Писатель видит своё предназначение в том, «чтобы красота земли, призыв к борьбе за счастье, радость и свободу, широта человеческого сердца и сила разума преобладали над тьмой и сверкали, как незаходящее солнце».

Таким образом, основная мысль повести: писательский труд – это счастье и тяжесть одновременно, это не ремесло и не занятие, а призвание.

Проблемы, поднимающиеся в повести, тоже связаны с писательским трудом. Прежде всего, это проблема писательской совести, которая вынуждает его совершать чудеса и выносить тяжелейшие испытания.

Близка к этой и проблема вдохновения. Это строго рабочее состояние, а не телячий восторг.

Рассматриваются проблемы, связанные с процессом написания произведения: замысел и его воплощение, жизненность героев, роль деталей и подробностей, проблема выбора материала и языковых средств для воплощения замысла.

«Золотая роза» (Паустовский): краткое содержание глав 11-16

Константин Георгиевич трепетно любил русский язык, природу и людей. Они восхищали и вдохновляли его, заставляли писать. Писатель придаёт знанию языка колоссальное значение. Каждый, кто пишет, по мнению Паустовского, имеет свой писательский словарь, куда выписывает все новые слова, которые впечатлили. Он приводит пример из своей жизни: слова «глухомань» и «свей» были ему неведомы очень долгое время. Первое он услышал от лесника, второе нашёл в стихе Есенина. Значение его долго оставалось непонятным, пока знакомый филолог не объяснил, что свей — это те «волны», которые оставляет ветер на песке.

Нужно развивать чутье слова, чтобы мочь передать его смысл и свои мысли правильно. Кроме этого, очень важно грамотно расставлять знаки препинания. Поучительную историю из реальной жизни можно прочесть в главе «Случаи в магазине Альшванга».

О пользе воображения (главы 20-21)

Хотя писатель ищет вдохновение в мире реальном, воображение играет в творчестве большую роль, твердит Константин Паустовский. «Золотая роза», краткое содержание коей было бы неполным без этого, переполнена упоминаниями о писателях, чьи мнения насчёт воображения сильно расходятся. Например, упоминается словесная дуэль Эмиля Золя с Ги де Мопассаном. Золя твердил, что воображение писателю не нужно, на что Мопассан ответил вопросом: «Как же Вы тогда пишете свои романы, имея одну газетную вырезку и неделями не выходя из дома?».

Много глав, в том числе «Ночной дилижанс» (глава 21), написаны в форме рассказа. Это история о сказочнике Андерсене и том, что важно сохранять баланс между реальной жизнью и воображением. Паустовский старается донести до начинающего писателя очень важную вещь: ни в коем случае нельзя отказываться от реальной, полноценной жизни ради воображения и жизни выдуманной.

Драгоценная пыль

Не могу при­пом­нить, как я узнал эту исто­рию о париж­ском мусор­щике Жане Шамете. Шамет зара­ба­ты­вал на суще­ство­ва­ние тем, что при­би­рал ремес­лен­ные мастер­ские в своем квартале.

Жил Шамет в лачуге на окра­ине города Конечно, можно было бы обсто­я­тельно опи­сать эту окра­ину и тем самым уве­сти чита­теля в сто­рону от основ­ной нити рас­сказа Но, пожа­луй, стоит только упо­мя­нуть, что до сих пор в пред­ме­стьях Парижа сохра­ни­лись ста­рые кре­пост­ные валы В то время, когда про­ис­хо­дило дей­ствие этого рас­сказа, валы были еще покрыты зарос­лями жимо­ло­сти и боярыш­ника и в них гнез­ди­лись птицы.

Искусство видеть мир

Нельзя питать творческую жилу только литературой — главная мысль последних глав книги «Золотая роза» (Паустовский). Краткое содержание сводится к тому, что автор не доверяет писателям, которые не любят другие виды искусства — живопись, поэзию, архитектуру, классическую музыку. Константин Георгиевич высказал на страницах интересную мысль: проза — это также поэзия, только без рифмы. Каждый Писатель с большой буквы читает очень много стихов.

Паустовский советует тренировать глаз, учиться смотреть на мир глазами художника. Он рассказывает свою историю общения с художниками, об их советах и том, как он сам развивал своё эстетическое чутье, наблюдая за природой и архитектурой. Сам писатель когда-то прислушался к нему и достиг таких вершин владения словом, что даже Марлен Дитрих стала перед ним на колени (фото выше).

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]