Цветопись в лирике Есенина: значение цвета в поэзии Есенина

Существует ли объективное восприятие цветопередачи? Действительно ли листья на этом дереве зеленые? Биолог Марк Чангизи утверждает, что цветное зрение возникло только для того, чтобы «вы были способны улавливать малейшие изменения» окраски кожи, что важно для определения болезней, психосоматических состояний и т.д. В качестве аргумента Марк Чангизи приводит тот факт, что нам трудно подобрать точное название для цвета нашей кожи, т.к. она кажется нам бесцветной. При этом Чангизи пишет:

«Животные, не обладающие цветовым зрением, способны оценить только то, сколько вообще света попадает в глаз. Рассуждая таким образом, я вновь проникся уважением к черно-белой фотографии. Прежде она казалась мне чем-то несовершенным, и я не мог понять, почему некоторые так ею увлечены. Теперь я думаю, что черно-белые снимки лучше передают то, как предметы выглядят на самом деле. Черно-белая фотография более или менее устроит и пчелу, и птицу, и человека: все они увидят на ней примерно одно и то же».

Корова не видит зеленую траву, она может различать только красные и оранжевые цвета, пчелы видят ультрафиолетовые лучи, при этом большинство животных действительно видят мир в черно-белых красках.

Получается, что у каждого вида есть своя личная цветокоррекция мира. Однако внутри нашего вида у каждого индивидуума также есть свои инструменты цветокоррекции, которые особенно активно используется во время эмоционального возбуждения. Особенно ярко это видно на примере такого вида искусства как поэзия. Поэзия — цветной вид искусства. И если в кинематографе и фотографии был достаточно длительный период черно-белой передачи (по Марку Чангизи, объективной презентации реальности), то поэзия всегда была цветной. Более того, в качестве инструмента формирования реальности поэты используют цвет вкупе с другими органами чувств (т.е. окрашивают запахи, звуки, тактильные ощущения и т.д.).

Один из методов формирования поэтической реальности — это переживание вариаций графемно-цветовой синестезии (форма синестезии, при которой личное восприятие букв ассоциируется с чувствованием конкретного цвета) Однако в данном контексте мы имеем ввиду именно вариативность синестезии — чувствование цвета абстрактных понятий.

Проанализируем частоту использование самых распространенных цветов в поэзии Сергея Есенина.

Статистика упоминаний: синий — 122, белый — 95, черный — 73, оттенки красного — 65 (красный — 46, алый — 14, багряный — 5) , голубой — 58, золотой — 50, зеленый — 41, желтый — 38, розовый — 20, серый — 16, рыжий — 14, телесный — 4, лиловый — 3, лазоревый — 3.

Чтобы подсчитать точное количество используемых цветов мы использовали Поэтический корпус Национального корпуса русского языка (ограничив поиск подкорпусом текстов Сергея Есенина). В лексико-грамматическом поиске мы указывали нужный цвет, а затем фильтровали выданные значения вручную (например, мы не включали в этот подсчет случаи, когда цвета «красный» и «белый» означали не цвет, а принадлежность к Рабоче-крестьянской Красной Армии или Белому движению). Также возникли некоторые сложности с синим цветом, который использовался Есениным как в качестве прилагательного, так и в качестве существительного (синь) — мы считали только те случаи, когда речь шла именно о цвете.

При этом каким-либо цветом окрашиваются не только предметы, но и звуки, и чувства, а также метафорические объекты («И голубем синим вечерний свет»).

Также Есенин окрашивает в конкретные цвета единицы исчисления времени (от времени года до месяца).

«Пройдут голубые года» «Май мой синий! Июнь голубой!» «Синий май. Заревая теплынь» «И как печальны вы, капли ненастные, Осенью черной на окнах сырых» «Весенний вечер. Синий час». «В зеленый вечер под окном На рукаве своем повешусь» «Кто-то сядет, кто-то выгнет плечи, Вытянет персты. Близок твой кому-то красный вечер, Да не нужен ты».

Напомним, что согласно теории Марка Чангизи, телесный цвет является исходным для появления цветовой гаммы вообще. «Собственная кожа кажется нам бесцветной, а кожа представителей других рас — интенсивно окрашенной. И это тоже заблуждение, поскольку на самом деле ваша кожа окрашена не сильнее и не слабее, чем чья-либо еще: нет объективных причин считать бесцветной именно ее».

Сергей Есенин видит цвет кожи, три раза используя прилагательное «телесный». Два раза этот цвет применим именно к коже, при чем к смуглой коже — «Лунным светом Шираз осиянен, Кружит звезд мотыльковый рой. Мне не нравится, что персияне Держат женщин и дев под чадрой. Лунным светом Шираз осиянен. Иль они от тепла застыли, Закрывая телесную медь? Или, чтобы их больше любили, Не желают лицом загореть, Закрывая телесную медь?».

И во втором случае речь идет о свече, которая посредством цветового сравнения выступает в качестве метафоры человеческой жизни:

«Догорит золотистым пламенем Из телесного воска свеча».

Исходя из анализа частоты употребляемых слов, можно предположить, что личная поэтическая цветокоррекция Сергея Есенина была весьма своеобразной: синий и белый доминируют с большим отрывом. То есть, поэтический мир Есенина окрашен в бело-синие тона.

Однако, если рассматривать «золотой» цвет и «рыжий» как поэтические оттенки желтого, то вариации желтого цвета выйдут на второе место — 102 раза (желтый, золотой, рыжий).

Анализируя варианты использования «золотого» цвета, мы подсчитывали только случаи, когда прилагательное «золотой» точно означало вариант цветового восприятия, а не благородный металл. Так, спорные случаи исключались (например, строки «Приносили голуби от Бога письмо / Золотыми письменами рубленное» мы посчитали вариативными по смыслу). При этом окрашивание снов, рощи или луны в золотой цвет явно метафорично и в данном случае «золото» выступает только в качестве ассоциативного образа необыкновенного яркого желтого цвета.

Почему так важно, что в случае такого подсчета синий и желтый цвета выходят на первое место?

Многие млекопитающих могут различать синие и желтые цвета. Таким образом, поэзия Сергея Есенина в некоторой степени приближена к первоначальному природному, универсальному цветовосприятию. То есть желто-синий мир — это мир, доступный и людям, и животным.

В сетчатке глаза человека есть три вида колбочек, максимумы чувствительности которых приходятся на красный, зелёный и синий участки спектра. Но возможность именно такого цветовосприятия у человека развилась далеко не сразу. Велика вероятность того, что много миллионов лет назад наши предки видели мир сине-желтым.

Важны для Есенина фундаментальные черные и белые цвета, также занимающие верхние позиции.

Черный цвет 14 раз используется в поэме «Черный человек». В данном контексте этот цвет является как бы частью имени собственного, хотя все эти случаи были нами подсчитаны.

При этом черный цвет может быть как условно-объективным (жаба, чадра, тень, брови, коса, туча, прорубь, кудри — почему бы и нет?), так и условно-субъективным (осень, горсть, выть).

И все-таки, за исключением поэмы «Черный человек», черный цвет используется Есениным в предсказуемых случаях.

Есенин склонен как-то «раскрашивать» белый цвет — так возникает «красный лебедь» и «розовый конь».

Голубой цвет в большинстве вариантов кажется неожиданным и парадоксальным (блевота, Русь, пожар, года, песок). Восприятие цвета субъективно и зависит от многих факторов — как физиологических, так и социо-культурных. Цвет всегда интересовал лингвистов. Так, филолог В.Г.Кульпина пишет, что «цвет… принимает участие в сложных процессах языковой концептуализации мира, но не сводится к простой субстанции и ее простому физиологическому отражению».

Так существует ли объективный цвет? С точки зрения объективности ни одно физическое тело или явление не обладает цветом. Предмет поглощает дневной свет и отражает при этом лишь одну долю этого света, ту или иную часть солнечного спектра. Так, например, зеленые листья дерева поглощают все части спектра, кроме зеленой, которая ими отражается — именно поэтому листва деревьев кажется нам объективно зеленой.

Британский ученый Лазарус Гейгер пытался определить, как люди придумывали названия цветам. Какой цвет первым получил имя? Во всех языках мира изначально были только определения для темных и светлых оттенков (кстати, в языке племени аборигенов Пираха до сих пор не существует слов, означающих цвета — они делят мир на «светлые» и «темные» оттенки). Потом, согласно исследованию Гейгера, люди дали название цвету кровь и вина — «красный». Затем появились названия для «желтого» и «зеленого» цветов. И только в последнюю очередь — «синий» (в японском языке вплоть до 20 века «синий» и «зеленый» обозначались одним словом).

Какова субъективность цветокоррекции мира Сергея Есенина?

Проанализируем это на примере цветов «голубой» и «розовый». Разделим слова на подгруппы, используя не вполне корректные определения «комфортное» и «субъективное» (в рамках нашей культурной традиции).

Любимые цвета в творчестве Сергея Есенина

Оглавление

Введение

Основная часть

Сергей Есенин – певец русской природы

Практическая часть

Исследование 1: Какие цвета преобладают в стихах Сергея Есенина?

Исследование 2: В каком стихотворении больше всего наименований цветов?

Исследование 3: С каким цветом ассоциируется Русь в стихах С. Есенина?

Список использованной литературы

Введение

Цель данной работы – развитие творческих способностей учащихся; развивать внимание к поэтическому слову, обдумывающее восприятие стихов С.А.Есенина через цвет.

Объектом исследования является творчество Сергея Есенина.

Предметом исследования выбраны стихи Сергея Есенина о русской природе.

Актуальность: для того чтобы понимать поэзию, необходимо изучать языковые художественно — изобразительные средства

Задачи исследования: Провести анализ стихотворений С. Есенина о природе. Ответить на вопрос: «Почему С. Есенина называют певцом природы?» Какие цвета преобладают в стихах Есенина? С каким цветом ассоциируется Русь в стихотворениях поэта?

Основные этапы исследования:

Собрать необходимые источники для выполнения этой работы.

Провести анализ стихотворений С. Есенина о природе.

Провести анализ результатов исследования и сделать соответствующие выводы.

Иллюстрировать стихи С. Есенина.

Теоретической основой исследования является сборник стихотворений и поэм

Исследовательская работа включает в себя: введение, основную часть: «Сергей Есенин – певец русской земли», исследования, выводы.

Сергей Есенин – певец русской природы

Сергей Есенин родился в 1895 году в Рязанской губернии, в селе Константинове. С самого детства поэт впитал в себя дух и красоту родной природы. Искренняя любовь к ней, выраженная в своеобразных переживаниях и настроениях, придала его произведениям особое, есенинское звучание, которое можно всегда различить в русской лирике. Пожалуй, у Есенина нет ни одного стихотворения, в котором он не воспевал бы Россию.

Есенин очень любил свою деревню, свой дом, свою семью. Особенно близок был ему его дед – Фёдор Андреевич Титов, который много вложил в него. Многие черты характера были унаследованы от деда. Очень любила Сергея бабушка – Наталья Евтеевна, которая баловала его и заботилась о нём. Бабушка рассказывала внуку сказки, духовные стихи, пела песни. Всё то доброе, хорошее, что способствовало пробуждению у Есенина поэтической фантазии, интереса к народным песням, легендам и сказкам, любви к природе и что разбужено в душе поэта – это всё влияние дедушки и бабушки.

Детство Есенина прошло среди полей и степей. Он любил лес, озёра, луга и цветы, любил деревенскую жизнь с её заботами и забавами. Особенно любил сенокос:

Я люблю над покосной стоянкою

Слушать вечером гуд комаров.

А как гаркнут ребята тальянкою,

Выйдут девки плясать у костров.

Голубой цвет

Комфортное цветовое значение (включая устойчивые выражения): ситец (неба), живот (неба), струя, полушалок, кофта, водь, прохлада, глаза, ставни, пруд, накрапы, ситец, небеса, сиянье дня, водопой, крыша, двери (дня), ливни, простор, долина, звезда, роги (глаза).

Субъективное цветовое значение: страна, палисад, июнь, пожар, степь, трава, пыль, вечер, страна, дорожка, года, огонь, колокольни, руки, осина, поля, степи, ночь, жизнь, Русь, темя, блевота, шелест, солома, рот.

Итог: 22 — комфортное значение, 25 — субъективное.

О Русь — малиновое поле И синь, упавшая в реку, — Люблю до радости и боли Твою озерную тоску.

Есенина часто называют певцом русской природы. Любовь Есенина к природе рождалась из доброго чувства поэта к родной земле, к человеку. Читая стихи поэта, невольно наполняешься его стремлением сказать всем о своей любви к России, ее красоте и чистоте, выразить свою любовь к ней стихами.

В стихах Есенина природа в вечном движении, в развитии и изменении. Она рождается, растёт, умирает, поёт и шепчет, грустит и радуется. Поэт использует опыт народной поэзии. Часто прибегает к приему олицетворения. Черёмуха «спит в белой накидке», вербы плачут, тополи шепчут, «пригорюнились девушки-ели», «плачет метель, как цыганская скрипка», «и берёзы в белом плачут по лесам», «улыбнулась солнцу сонная земля».

Розовый цвет

Комфортное цветовое значение: огонь, капот, оттенок, платок, небо, закат, рубаха, лента.

Субъективное цветовое значение: степи, туман, водь, день, купол, конь, икона, лик, волна, печь.

Аналогичный небольшой разрыв в пользу субъективной цветокоррекции по розовому цвету — 8 против 10.

То есть поэтический мир Есенина скорее субъективный, чем объективный. Однако его цветовая палитра не радикальна и более-менее приближена к цветовосприятию читателя евразийской картины мира.

Довольно часто Есенин использует не характерный для того или иного предмета цвет, но в комфортном для восприятия «цветовом контексте». Так, «белые гвозди» звучит противоестественно. Но в предлагаемом контексте на чувственном уровне вполне комфортно: «ах, метель такая, просто черт возьми! Забивает крышу белыми гвоздьми»).

Отдельная тема, не проанализированная в этой статье, — это описание цвета с помощью существительных («В волосах есть золото и медь», «вечер, как сажа»).

При подсчете (было проанализировано 50 стихов), данные сведены к среднему показателю в одном стихе Есенина используется с помощью разных художественных средств три цвета.

Есть в его творчестве бесцветные стихи и, напротив, ярко расцвеченные. Например, в стихотворении «Вот оно, глупое счастье…» используется пять цветов: белый, красный, золотой, синий, розовый.

Вот оно, глупое счастье С белыми окнами в сад! По пруду лебедем красным Плавает тихий закат. Здравствуй, златое затишье С тенью березы в воде! Галочья стая на крыше Служит вечерню звезде. Где-то за садом, несмело, Там, где калина цветет, Нежная девушка в белом Нежную песню поет. Стелется синею рясой С поля ночной холодок… Глупое, милое счастье, Свежая розовость щек!

В стихотворении Есенина «Вот уж вечер. Роса» как будто нет цвета, это скорее черно-белая история, но с интересно поставленным светом, который и компенсирует отсутствие конкретных четких цветов. То есть анализ только цветовых эффектов является слишком односторонним, если мы сравниваем слово с изображением, а поэзию — с операторской работой в кино, то нельзя не принимать во внимание постановку света.

Вот уж вечер. РосаБлестит на крапиве. Я стою у дороги, Прислонившись к иве. От луны свет большой Прямо на нашу крышу. Где-то песнь соловья Вдалеке я слышу. Хорошо и тепло, Как зимой у печки. И березы стоят, Как большие свечки. И вдали за рекой, Видно, за опушкой, Сонный сторож стучит Мертвой колотушкой.

Марк Чангизи о.

Поэзия существует не только для того, чтобы размножаться, а значит, даже используя научные парадигмы в качестве подсказки, нельзя не признать, что поэтический мир всегда имеет свою особую цветистость. То есть Сергей Есенин, писавший в то время, когда существовало черно-бело кино, уже использовал самые замысловатые инструменты цветокоррекции.

В следующей статье — анализ цветокоррекции стихов Марины Цветаевой.

Хаты — в ризах образа…, Не видать конца и края

Только синь сосет глаза»

Есенин считает, что в самом имени «Россия» спрятано «синее что-то». Он так говорит Вс. Рождественскому: «Россия! Какое хорошее слово… И «роса», и «сила», и «синее» что-то!» «Синий» поэт считал цветом не бытовым, а как бы символическим, означающим «божественность!» Эпитет синий встречается и в обычных, привычных словосочетаниях, и в фигинальных, поэтически свежих. У него нет в стихах понятия «святой Руси» — вместо него он воссоздает «синюю» или «голубую Русь», приравнивая тем самым голубизну к святости.

Синие: платок, рюмка, глаза, вода, залив, небо, море, брызги, сумрак, мгла, воздух, туман, ночи, ширь, вьюга, дали, вечер, май, осень, день, час, луг, лязг, край, взгляд, дрожь, оскал, руки, счастье, овечка, голубь, изба, ясли, звездочка, листья, язык, колокол.

Подчеркивая перекличку зрительных, цветовых эпитетов между поэзией Сергея Есенина и «Словом о полку Игореве», можно отметить особое, пристрастное употребление эпитета «синий» в древнерусской поэме: «Синие молнии» «Синее вино» «Синяя игла» и т.д.

Когда же поэт хочет показать, что за человеческую душу борются две силы: черная, дьявольская, и синяя, божественная, он с гениальной смелостью двумя мазками кладет оба эти цвета на лицо человеческое:

Кого-то нет, и тонкогубый ветер

О ком-то шепчет, сгинувшем в ночи.

Кому-то пятками уже не мять по рощам

Щербленный лист и золото травы…

К концу стихотворения цвет исчезает, «все гуще хмарь», и на ее фоне дорога кажется белой. По мере наступления темноты нарастает и становится все более различимым звук: ветер «шепчет», «тягучий вздох, ныряя звоном тощим, // Целует клюв нахохленной совы», «нежно охает ячменная солома». А все вместе (цвет, звук, образ) передают тему разлуки и привносят в стихотворение настроение грусти, сожаления о былом, об уходящей жизни. Это настроение усиливает звукопись. Но что интересно — грусть, какая-то светлая грусть, а не беспросветный мрак чувствуется при чтении. В то же время от стихотворения веет покоем, нежностью, какой-то умиротворенностью.

Неразгаданной земле.

Как национальный народный поэт Сергей Есенин впитал в свою поэтическую систему излюбленную исстари красочную гамму. есенинская цветопись ранних стихов, по существу, в точности воспроизводит расположение цвета на русской иконе, а пламя, льющееся «в бездну зрения», как и «алый мрак в небесной черни» — основополагающий цвет образа Спаса в силах, который возникает в глазах поэта именно на границе перехода из мира земного в мир небесный. И сама икона в его стихах становится подлинным окном в иной мир, а отворенное его словом, оно преображает и мир здешний. Синева, разлитая в поэзии Есенина, действительно напоминает древнерусскую фресковую живопись. Недаром о знаменитом Дионисии его современники говорили, что он «аки дымом пишет».

Связь земного и небесного — не просто один из поэтических приемов, а важнейшая особенность философии Есенина, его представлений о мире и человеке. По точному наблюдению Т.Савченко, в произведениях Есенина земная и небесная сферы взаимодействуют, влияют друг на друга и даже сливаются! Вот почему небо в художественном мире поэта — «голубая трава», «голубая пуль», а вода на земле — это небесная синь, упавшая в реку.

2 стр., 991 слов

Есенин мой любимый поэт Серебряного века

… Есенина о любви, о родине, о природе, тем понятнее становится нам поэт. 9 класс Есенин мой любимый поэт Серебряного века Несколько интересных сочинений Многие поэты … разочаровавшегося во многом поэта, довольно глубоки. Говоря в стихах о том, как тоскует его душа о небесах, передает Есенин всю свою … бантом В русском языке слово дом многозначно. Одно из его значений — семья. Говоря о доме, мы имеем …

Эта выраженная поэтически связь земли и неба создает образ единого вселенского храма — храма природы, человеческой души, прекрасного храма мироздания. В восприятии поэта этот мифопоэтический образ приобретает ярко выраженный национальный колорит, предстает в виде Мирового древа, корни которого — земля, а вершина — небо. «Все от древа — вот религия мысли нашего народа», — напишет позднее Сергей Есенин в философско-эстетическом трактате «Ключи Марии» (1918 г.).

А крестьянская изба — олицетворение «Мирового древа». Особенно наглядно это видно в стихотворении «О красном вечере задумалась дорога…».

Но кривлятся в почернелых лицах, Голубые рты.

Почернелые лица — и в них голубые рты — вот оно, поле боя Бога и дьявола! Этот образ через 10 лет снова сверкнет у него в «Черном человеке». Поэт рискнул показать наивысшую степень кощунства, на которую решается «Черный человек», сознательно и цинично растоптавший свою голубую божественную ипостась…

Но все же следует заметить, что в стихах 1910-1913 г. этот эпитет очень редок. Он начинает широко применяться в поэзии со второй половины 10-х годов и затем прочно держится до конца творческой деятельности Сергея Есенина. есенин поэзия цветовой гамма

Действительность событий отрезвила поэта, показала разные стороны жизни. На смену безмятежности пришла зрелость, опыт и первые горькие разочарования. Отныне в его стихах будут преобладать красно-бордовые оттенки, цвета, наполненные золотым дождем солнечных лучей или осенним листопадом: «Луна под крышей, как злат бугор» «Мне снились реки златых долин» «Где златятся рогожи в ряд» «Лижут сумерки золото солнца» «Хвойная позолота» «Зелень золотистая» Нет ни увяданья, ни смерти, осень — золотых дел мастер — «золотит холмы». Но каждый раз, когда в ранних, еще веселых и легких стихах звучит мотив «погибшей души», взрывается горький желтый цвет:

О красном вечере задумалась дорога,

Кусты рябин туманней глубины.

Изба — старуха челюстью порога

Жует пахучий мякиш тишины.

Поэт воссоздает целостный многозначный художественный образ, в структуре которой изба одушевляется, сливается с человеком. Красочный и многозвучный мир… Все живет, движется, дышит. Причем движение это передано через изменение цвета и звука. Вначале — «красный вечер», закат. Постепенно мгла сгущается, и вот уже на фоне темноты, подсвеченные отблесками огня из печи, появляются картины жизни внутри избы: «сквозь синь стекла желтоволосый отрок // Лучит глаза на галочью игру», «сверкает по повети // Зола зеленая из розовой печи». Сочетание синего и желтого, зеленого и розового сказочно преображает обыкновенную крестьянскую избу и эмоционально подготавливает строчки, которые содержат в себе мотив тайны:

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]