Человек в футляре (Сборник) — Чехов Антон Павлович

Проза А. П. Чехова стоит особняком в русской литературе, никто, кроме него, не смог так глубоко заглянуть в человеческую душу и раскрыть её читателю во всей её неоднозначности. Его рассказ «Толстый и тонкий» является ярким примером творческого периода Чехова, направленного на развитие им традиционной для русской литературы темы «маленького человека». В нём, как и во всех творениях писателя, проявляется его оригинальный взгляд на окружающий мир и человека.

Многомудрый Литрекон предлагает Вам свой разбор произведения «Толстый и Тонкий».

История создания

Сквозь года и десятилетия до нас дошли интересные факты о создании рассказа «Толстый и Тонкий». Это достижение относится к раннему творчеству Чехова и является частью золотого фонда русской литературы… А вот и то, что действительно интересно:

  1. История написания рассказа «Толстый и тонкий» началась с сугубо развлекательного замысла писателя. Изначально сюжет рассказа был исключительно анекдотичным и не нёс в себе какой бы то ни было глубины, стремясь лишь рассмешить читателя, показав встречу двух старых друзей, которая была испорчена неосторожным поступком. Однако в дальнейшем рассказ приобрёл более глубокий смысл, раскрыв нам природу общества и людей: в редакции 1886 года Тонкий стал лебезить перед Толстым просто так, без всякой выгоды для себя, а в предыдущей он встретил в старом друге своего непосредственного начальника.
  2. Данный рассказ автор хотел написать исключительно ради заработка, поэтому он сознательно отобразил комическую ситуацию, которая должна была лишь рассмешить публику. Такие работы издательства того времени принимали охотно и платили за смех щедро. Но истинный творец не смог писать лишь на потребу дня, и последующие правки создали трудности при публикации. Но все же Чехов устроил рассказ в печать, не покривив душой на бумаге ради денег.

Толстый и тонкий (Чехов Антон Павлович). Рассказ

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флердоранжем. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого. — Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий. — Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

— Милый мой! — начал тонкий после лобызания. — Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка… А это сын мой, Нафанаил, ученик третьего класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Нафанаил немного подумал и снял шапку.

— В гимназии вместе учились! — продолжал тонкий. — Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Эфиальтом за то, что я ябедничать любил. Хо-хо… Детьми были! Не бойся, Нафаня! Подойди к нему поближе… А это моя жена, урожденная Ванценбах… лютеранка.

Нафанаил немного подумал и спрятался за спину отца.

— Ну, как живешь, друг? — спросил толстый, восторженно глядя на друга. — Служишь где? Дослужился?

— Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось уже статский? А?

— Нет, милый мой, поднимай повыше, — сказал толстый. — Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Тонкий вдруг побледнел, окаменел, по скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…

— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие, вельможи-с! Хи-хи-с.

— Ну, полно! — поморщился толстый. — Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!

— Помилуйте… Что вы-с… — захихикал тонкий, еще более съеживаясь. — Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…

Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.

Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «Хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.

Ваша оценка

[Количество голосов: 0 Средняя оценка: 0]

Направление и жанр

Рассказ «Толстый и тонкий» явно относится к направлению реализма. В нём писатель стремится к достоверному отображению окружающей действительности. Созданные им образы дышат реализмом, они максимально типичны, и мы можем поверить в то, что такие люди существуют в реальности.

Краткость, малое количество действующих лиц, максимальная размытость деталей и общая комичность позволяют нам без всяких сомнений определить жанр этого произведения, как юмористический рассказ. На «юмористичность» указывают: курьезный и анекдотический сюжет, нетипичные для России имена и забавные клички героев, комические диалоги, насыщенные живой разговорной лексикой.

«Толстый и Тонкий» — сатира на общество, которое живет в рамках строгой иерархии и подчиняет все живые и естественные чувства мертвым и навязанным условностям. Чехов высмеивает своих современников за рабскую подчиненность догматам службы. Они раболепствуют по привычке, уже даже не осознавая того. Звезды на погонах или в петлице определяют их личность, а не дела или хотя бы даже слова.

Смысл названия

Названия рассказа «Толстый и тонкий» сразу же проводит грань между двумя персонажами. Этот прием называется «контраст». Один герой противопоставляется другому, несмотря на то, что раньше они друзьями. Теперь их разделяет статус: один богат, другой беден. Уже в названии писатель закладывает основу конфликта: подчиненный и начальник, хозяин жизни и неудачник.

В данном случае слова «толстый» и «тонкий» означают не столько физиологические особенности героев, сколько их разный социальный статус и, главное, их полностью противоположные мироощущения. Один, как соломинка, пригибается к земле, стелется перед тем, что выше и крепче его. На нем, как вьюки на верблюде, висят чемоданы и заботы о семье. А Толстый свободен и обеспечен, у него нет обузы в виде багажа и семейства. Поэтому он и толст: все блага он потребляет сам. Смысл заглавия рассказа «Толстый и Тонкий» именно в противопоставлении этих героев.

Рассказ «Толстый и тонкий» — Антон Чехов

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флердоранжем. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого. — Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий. — Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

— Милый мой! — начал тонкий после лобызания. — Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка… А это сын мой, Нафанаил, ученик третьего класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Нафанаил немного подумал и снял шапку.

— В гимназии вместе учились! — продолжал тонкий. — Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Эфиальтом за то, что я ябедничать любил. Хо-хо… Детьми были! Не бойся, Нафаня! Подойди к нему поближе… А это моя жена, урожденная Ванценбах… лютеранка.

Нафанаил немного подумал и спрятался за спину отца.

— Ну, как живешь, друг? — спросил толстый, восторженно глядя на друга. — Служишь где? Дослужился?

— Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось уже статский? А?

— Нет, милый мой, поднимай повыше, — сказал толстый. — Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Тонкий вдруг побледнел, окаменел, по скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…

— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие, вельможи-с! Хи-хи-с.

— Ну, полно! — поморщился толстый. — Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!

— Помилуйте… Что вы-с… — захихикал тонкий, еще более съеживаясь. — Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…

Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.

Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «Хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.

Композиция и конфликт

Логически рассказ делится на две части: до того, как мы узнаём чин «толстого», и после того, как мы узнаём чин «толстого». Такая структура нужна для того, чтобы ярче выразить главную мысль рассказа, показать, как изменяется обстановка после того, как в повествование вклинивается социальный статус.

Особенность линейной композиции рассказа «Толстый и Тонкий» в том, что основная часть объема приходится на завязку и экспозицию, а кульминация и развязка представляют собой лаконичные, но предельно выразительные части.

В основе конфликта рассказа лежит противопоставление реальных человеческих отношений карьеризму и чинопочитанию, которое царит во всём русском обществе.

Суть: о чем рассказ?

На вокзале сталкиваются два чиновника: Михаил («толстый») и Порфирий («тонкий») со своей семьёй. Внезапно чиновники узнают друг в друге своих школьных приятелей. Между ними разгорается тёплый разговор о прошлом.

Однако в какой-то момент речь заходит о службе, и тут же выясняется, что «толстый» в чиновничьей иерархии находится несоизмеримо выше «тонкого». Как по волшебству, «тонкий» преображается, переходит с «ты» на «вы» и начинает беззастенчиво подлизываться к своему другу, с которым он недавно вёл себя так естественно и непринуждённо. «Толстый» испытывает отвращение и спешит удалиться.

Ответы

Вопрос № 1

Кого А. П. Чехов описал так: «Он только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флер-д’оранжем»?

Ответ: Да, это толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флер-д’оранжем.

Вопрос № 2

Кого автор описал так: «Он был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей»?

Ответ: Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей.

Вопрос № 3

Кем были Михаил и Порфирий?

Ответ: Друзьями детства.

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого.— Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий.— Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Вопрос № 4

Обрадовались ли встрече Михаил и Порфирий?

Ответ: Да. Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

Вопрос № 5

Как дразнили толстого в гимназии?

Ответ: Толстого дразнили Геростратом за то, что он казенную книжку папироской прожег.

Вопрос № 6

Как дразнили тонкого в гимназии?

Ответ: Тонкого дразнили Эфиальтом за то, что он ябедничать любил.

Вопрос № 7

Кем служил тонкий?

Ответ: коллежским асессором. — Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить.

Вопрос № 8

Кем служил толстый?

Ответ: тайным советником. — Нет, милый мой, поднимай повыше,— сказал толстый.— Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Вопрос № 9

Как изменилось поведение тонкого после того, как он узнал, кем служит толстый?

Ответ: Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились…

Вопрос № 10

Главные герои и их характеристика

Образы Толстого и Тонкого изображены автором схематично, они лишены индивидуальности. Каждый из них — отражение своего класса, своего чина, своего статуса в обществе и семейного положения. Их характеристика выполнена Литреконом в формате таблицы:

герои рассказа «толстый и тонкий»характеристика
михаил
тайный советник. полный человек доброго нрава. уверен в себе, испытывает отвращение к подлизам и карьеристам. он достиг карьерных высот и наслаждается обеспеченностью. несмотря на высокие достижения, он помнит старых друзей и не стремится возвыситься над ними.
порфирийколлежский асессор. худощавый мужчина. имеет жену луизу и сына нафанаила. жалкий и обремененный заботами человек, который готов пресмыкаться перед «сильными мира сего». он лишен личностных качеств: все они заменяются его служебными повадками и приличиями. он слишком вжился в роль чиновника и перестал быть человеком.

А.П. Чехов — Толстый и тонкий

о произведении
Аудиокнига «Толстый и тонкий» А.П. Чехова

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флер-д’оранжем. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого. — Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий. — Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

— Милый мой! — начал тонкий после лобызания. — Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка… А это сын мой, Нафанаил, ученик III класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Нафанаил немного подумал и снял шапку.

— В гимназии вместе учились! — продолжал тонкий. — Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Эфиальтом за то, что я ябедничать любил. Хо-хо… Детьми были! Не бойся, Нафаня! Подойди к нему поближе… А это моя жена, урожденная Ванценбах… лютеранка.

Нафанаил немного подумал и спрятался за спину отца.

— Ну, как живешь, друг? — спросил толстый, восторженно глядя на друга. — Служишь где? Дослужился?

— Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось, уже статский? А?

— Нет, милый мой, поднимай повыше, — сказал толстый. — Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…

— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие вельможи-с! Хи-хи-с.

— Ну, полно! — поморщился толстый. — Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!

— Помилуйте… Что вы-с… — захихикал тонкий, еще более съеживаясь. — Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…

Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.

Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены. 

Темы

Тематика рассказа «Толстый и Тонкий» по-настоящему интересна и актуальна во все времена:

  1. Дружба
    – Чехов изобразил, как в обществе, где главенствуют чинопочитание, карьеризм, деньги и связи, остаётся всё меньше места для простых человеческих взаимоотношений, вроде дружбы. Взрослые люди, становясь рабами своих должностей, уже не могут общаться, как в былые времена. Поэтому на вокзале Толстый теряет своего друга.
  2. Маленький человек
    – «Толстый и тонкий» — это не первое произведение, которое делает объектом изучения простого человека, незначительного винтика в государственной машине. Однако по сравнению с другими авторами, у Чехова восприятие маленького человека перешло на новый уровень. Писатель критически смотрит на своего героя, Порфирия, обнажая все недостатки его увечного рабского мышления, его почти инстинктивного желания унижаться перед теми, кто выше него, даже в том случае, если это не необходимо.
  3. Семья
    — жена и сын Тонкого механически повторяют его повадки, они готовы унижаться вместе с ним, лишь бы приобрести выгоду. Так, семья не только поддерживает человека и делает его лучше, но и тянет на дно, если разделяет его заблуждения.

Если этот раздел показался Вам неполным, Многомудрый Литрекон дополнит его, если Вы напишите об этом в комментариях.

Краткое содержание «Толстый и Тонкий»

Главные герои:

Порфирий (тонкий, чиновник невысокого ранга), Миша (толстый, тайный советник)

Второстепенные персонажи:

Луиза (жена Порфирия), Нафанаил (сын Порфирия)

Автор:

Чехов А.П. |
Дата публикации:
1883 |
Форма произведения:
рассказ |
Жанр:
сатирический |
Время событий:
XIX век |
Место событий:
Россия |
В школе:
6 класс |
Время чтения:
до 1 часа |

Темы:

детство, дружба, изъяны общества

Миша и Порфирий встретились на вокзале. Порфирий вспомнил про их совместную учебу в гимназии, похвастался собственными супругой и сыном, сообщил, что трудится коллежским асессором. Однако, как только ему стало известно, что его школьный друг имел чин тайного советника, его настроение резко поменялось. Он стал разговаривать с Михаилом подобострастно, как с начальством. Его товарищ морщился, потому что для него чин друга не имел значения. Но Порфирий не мог побороть в себе присущее ему почитание чинов. На его лице появилась такая преданность, что его товарища затошнило от этого вида.

Михаил отвернулся и подал руку, прощаясь. Порфирий пожал товарищу три пальца. Его и его семейство ошеломило известие о том, что его школьный товарищ получил такой чин.

Полный текст

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флер-д’оранжем. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

Иллюстрация художника Б. Калаушина. 1954

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого.- Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий.- Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

— Милый мой! — начал тонкий после лобызания.- Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка… А это сын мой, Нафанаил, ученик III класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Нафанаил немного подумал и снял шапку.

— В гимназии вместе учились! — продолжал тонкий.- Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Эфиальтом за то, что я ябедничать любил. Хо-хо… Детьми были! Не бойся, Нафаня! Подойди к нему поближе… А это моя жена, урожденная Ванценбах… лютеранка.

Нафанаил немного подумал и спрятался за спину отца.

— Ну, как живешь, друг? — спросил толстый, восторженно глядя на друга.- Служишь где? Дослужился?

— Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось, уже статский? А?

— Нет, милый мой, поднимай повыше,- сказал толстый.- Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…

— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие вельможи-с! Хи-хи-с.

— Ну, полно! — поморщился толстый.- Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!

— Помилуйте… Что вы-с…- захихикал тонкий, еще более съеживаясь.Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…

Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.

Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.
Как Вы запомнили содержание «Толстый и Тонкий»?
Лимит времени: 0

Навигация (только номера заданий)

0 из 5 заданий окончено
Вопросы:

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5

Информация

Проверьте, как вы усвоили содержание произведения!

Вы уже проходили тест ранее. Вы не можете запустить его снова.

Тест загружается…

Вы должны войти или зарегистрироваться для того, чтобы начать тест.

Вы должны закончить следующие тесты, чтобы начать этот:

Результаты

Правильных ответов: 0 из 5
Ваше время:

Время вышло

Вы набрали 0 из 0 баллов (0)

Рубрики

  1. Нет рубрики 0%

Ваш результат был записан в таблицу лидеров Загрузка

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
  1. С ответом
  2. С отметкой о просмотре
  1. Задание 1 из 5
    1.

    Где встретились Толстый и Тонкий?

    Правильно

    Неправильно

  2. Задание 2 из 5
    2.

    Как дразнили Толстого в гимназии?

    Правильно

    Неправильно

  3. Задание 3 из 5
    3.

    Чем занимался Тонкий помимо работы?

    Правильно

    Неправильно

  4. Задание 4 из 5
    4.

    Какая государственная должность Толстого вызвала у Тонкого величайшее почтение?

    Правильно

    Неправильно

  5. Задание 5 из 5
    5.

    Что сделал Толстый, прощаясь с Тонким?

    Правильно

    Неправильно

Ирина Зарицкая | | Оценить:

Проблемы

Проблематика рассказа «Толстый и Тонкий» часто встречается в эссе, поэтому запомните этот рассказ и приводите его в качестве аргументации.

  • Чинопочитание
    – писатель с отвращением описывает то рабское благоговение, которое испытывает Порфирий перед высокими чинами. Он показывает, как слепое преклонение перед вышестоящими унижает человека. По мнению Чехова, человек заслуживает почитания не за чин, а за реальные дела.
  • Социальное неравенство
    – Несмотря на то, что Порфирий и Михаил — люди явно разного достатка, Чехов показывает, что социальное неравенство ничего не значит, если люди искренны по отношению друг к другу. По мнению писателя, пропасть между людьми создаёт не разница в доходах, а отсутствие в обществе высокой духовности.
  • Внутреннее рабство
    – в своих произведениях Чехов часто пытался донести до читателей мысль, что все люди рождаются свободными. Никто не заставлял Порфирия пресмыкаться и лебезить перед Михаилом, однако годы службы и его собственная слабость сделали его тем, кто он есть. Победить раба внутри себя, освободиться от оков общества и стать полноценным индивидом – наивысшая ценность и величайший подвиг, по мнению Чехова.

Толстый и тонкий

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флердоранжем. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками. Пахло от него ветчиной и кофейной гущей. Из-за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком — его жена, и высокий гимназист с прищуренным глазом — его сын.

— Порфирий! — воскликнул толстый, увидев тонкого. — Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

— Батюшки! — изумился тонкий. — Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?

Приятели троекратно облобызались и устремили друг на друга глаза, полные слез. Оба были приятно ошеломлены.

— Милый мой! — начал тонкий после лобызания. — Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка… А это сын мой, Нафанаил, ученик третьего класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Нафанаил немного подумал и снял шапку.

— В гимназии вместе учились! — продолжал тонкий. — Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Эфиальтом за то, что я ябедничать любил. Хо-хо… Детьми были! Не бойся, Нафаня! Подойди к нему поближе… А это моя жена, урожденная Ванценбах… лютеранка.

Нафанаил немного подумал и спрятался за спину отца.

— Ну, как живешь, друг? — спросил толстый, восторженно глядя на друга. — Служишь где? Дослужился?

—… Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею. Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю. Отличные портсигары! По рублю за штуку продаю. Если кто берет десять штук и более, тому, понимаешь, уступка. Пробавляемся кое-как. Служил, знаешь, в департаменте, а теперь сюда переведен столоначальником по тому же ведомству… Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось уже статский? А?

— Нет, милый мой, поднимай повыше, — сказал толстый. — Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.

Тонкий вдруг побледнел, окаменел, по скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Нафанаил вытянулся во фрунт и застегнул все пуговки своего мундира…

— Я, ваше превосходительство… Очень приятно-с! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие, вельможи-с! Хи-хи-с.

— Ну, полно! — поморщился толстый. — Для чего этот тон? Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!

— Помилуйте… Что вы-с… — захихикал тонкий, еще более съеживаясь. — Милостивое внимание вашего превосходительства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, ваше превосходительство, сын мой Нафанаил… жена Луиза, лютеранка, некоторым образом…

Толстый хотел было возразить что-то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что тайного советника стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.

Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «Хи-хи-хи». Жена улыбнулась. Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.

Основная идея

Смысл рассказа Чехова «Толстый и Тонкий» лежит на поверхности. Развивая тему «маленьких людей», Чехов показал, что зачастую не обстоятельства делают человека тем, кто он есть. Сам индивид решает, как ему жить и кем быть: рабом или свободным человеком. Никто не заставляет Тонкого прогибаться перед начальством, кроме его же алчности и трусости.

Так же писатель изобразил общественные проблемы, которые его волновали. По его мнению, общество, погрязшее во лжи, объятое карьеризмом и чинопочитанием, обречено на гибель. В нем теряются такие важные человеческие чувства, как дружба, любовь и взаимовыручка. Такова главная мысль рассказа «Толстый и Тонкий».

Чему учит?

Этот рассказ учит нас ценить настоящие, живые чувства, не позволять таким незначительным вещам, как карьера или заработок денег, разрушить их. Такова мораль произведения «Толстый и Тонкий»: что бы ни было, человеческие отношения важнее статусных преград и бытового расчета.

Так же рассказ может помочь человеку в его духовном становлении. Он доносит до нас основную мысль, что человек в любой ситуации, даже самой неблагоприятной должен оставаться человеком и сохранять достоинство. Вывод из прочитанного текста прост: нужно выдавливать из себя раба, пока он полностью не завладел господином своей судьбы.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]