Своеобразие жанра и композиции «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева.


Своеобразие жанра и композиции «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева.

Книга представляет собой путевые записки странствующего по российской провинции П. Жанр путешествия связан с двумя традициями европейской культуры XVIII в. В просветительских романах воспитания путешествие использовалось как наиболее удобная форма, позволяющая показать эволюцию героя и постепенное обретение им истины. От традиции просветительского романа отталкивается «Сентиментальное путешествие» Лоренса Стерна, давшее название целому литературному направлению (сентиментализм) и ставшее ближайшим источником «Путешествия» Радищева. Книга Радищева соединила в себе обе традиции: П. Радищева, как и герой просветительского романа, твердо движется по пути от заблуждений к истине. Вместе с тем он по-стерновски «чувствителен», все впечатления его имеют бурные внешние проявления: «Слезы потекли из глаз моих» (гл. «Любань»); «Я рыдал вслед за ямским собранием» (гл. «Клин»).

После Радищева жанр путешествия в русской литературе прочно связался с темой России. Именно образ дороги позволял организовать в единое художественное пространство бесконечные российские просторы и пестроту русских нравов. Вспомним и «Мертвые души» (1842) Гоголя, и «Кому на Руси жить хорошо» (1863—1877) Некрасова, и структурно самую близкую к «Путешествию» Радищева «поэму» в прозе Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки» (1969) — стлавами — названиями станций, с предельно близким автору лирическим героем и общим духом «вольности» и оппозиции существующему государственному строю.

Тема и цель книги определили жанр: «путешествие», путевые записки позволяли ввести такое количество материала — эпизодов, встреч, образов, рассуждений,- часть которого была бы лишней, попросту обременяла бы произведение о повествовательной фабулой. Отказавшись от фабулы, условно скрепляющей главы, Радищев крепко спаял книгу внутренней логикой, создал произведение поистине о «железной» композицией.

Построение книги, последовательность эпизодов и глав полностью определяется публицистической мыслью писателя, а не, допустим, логикой эволюции художественного характера или развитием какой-то конкретной событийной интриги. Именно развитие публицистической мысли влечет для писателя необходимость постановки данного эпизода в том, а не ином месте книги, и благодаря этому читатель должен повторять все изгибы и извивы авторской мысли, буквально не имея возможности ни на один момент отвлечься от нее. Из-за такой «жесткой» конструкции главные вопросы ставит и главные выводы делает с абсолютной неизбежностью сам читатель. Такая ситуация чрезвычайно важна, ибо именно она выводит произведение Радищева за пределы «чистой» (например, даже философско-политической) публицистики, где ставит вопросы и отвечает на них автор, и делает «Путешествие из Петербурга в Москву» явлением публицистики художественной.

второй существенный элемент: постоянные обращения к читателю, причем двуединые — художественная и публицистическая — природа книги постоянно обусловливает двойную направленность их. В художественной структуре книги эти обращения Путешественник адресует своему другу; в публицистической же ее ткани это автор говорит непосредственно с читателем. В свете этого понятной становится «условность» инициалов «А. М. К.», поскольку реальный A. M. Кутузов отнюдь не разделял воззрений А. Н. Радищева.

Но то обстоятельство, что рассказ ведет не автор-писатель, а Путешественник, человек со своей биографией (пусть, как нам теперь известно, во многом совпадающей, но во многом и расходящейся с реальной жизненной судьбой Радищева), — именно это обстоятельство столь же решительно выводит «Путешествие» из сферы документальной публицистики в царство литературы, в царство художественного вымысла, творческой фантазии.

Подобно двойному «адресату» в «Путешествии из Петербурга в Москву» есть своеобразный двойной «автор»: пишет книгу и ведет мысль Радищев, а рассказывает и ведет за собой эмоции читателя безымянный Путешественник.

Главный враг Радищева и русского народа в «П» — это самодержавно-крепостной строй. Разоблачению преступной антинародной сущности самодержавия и крепостного права посвящено большинство глав. Этой же задаче подчинена комозиция; этой же цели служит разительная антитеза образов крестьян персонажам помещиков.

Трудно ответить на вопрос является ли путешественник самостоятельным образом, не совпадающим с образом автора, или автор и путешественник – одно лицо. На этот счет в исследовательской литературе сущ-ют противоположные точки зрения: Макогоненко убежден, что путешественник и автор лица разные, со своими биографиями, с различным уровнем идеологии; Светлов , Старцев склонны не отделять одного от другого. Возможно, что если признать в «П» образа повествователя, объединившего и автора, и путешественника, то отмеченные споры потеряю свою остроту. В конечном счете не важно, кто (автор ли, путешественник, или повествователь – в любом случае сам Радищев) так искусно выстраивает последовательность эпизодов. Важно, что сюжет строго подчинен художественной логике творчества. Начиная со 2-ой главы «Софьия» читатель вместе с путешественником погружается в мир служебной недобросовестности, чиновничьего произвола и бессердечия, кот.в главе «Чудово» могли привести к гибели 20 челов, только из-за того, что сержант отказался разбудить своего начальника, в «Спасской полести» довели до отчаяния, лишив «Чести», «имения», «половины жизни» невинного. «Спасская Полесть» — кульминация темы закона и беззакония, здесь обе ипостаси этой проблемы доведены до предела. В 1 части главы показано, что беззаконие охватывает все ступени государственного организма — от мелкого чиновника-«присяжного», рассказчика «сказки», и губернского казначея до вершителей судеб всех подданных империи — наместников. Во 2 части главы выясняется, что государственные законы не только не способствуют «личной вольности», «собственности», «сохранности», но более того: при помощи «законов» можно отнять и собственность, и вольность, и самую жизнь (у «несчастного» — купца-дворянина отбирают имение, его жена и ребенок умирают, сам он бежит от ареста).

И сразу же в этой главе Радищев обращается к главному, можно сказать, ключевому пункту просветительской философии — проблеме «просвещенного монарха».

Вывод: не так необходимо издание новых законов, как обеспечение их исполнения; единовластие не может себя оправдать, оно антинародно. Окончательный приговор самодержавию Радищев произности в главе «Тверь», ограниченно вписав в нее оду «Вольность»

С самодержавием в России неразрывно связано крепостное право – 2ой лик «чудища». Бесчеловечную сущность, невосполнимый, общенародный вред крепостничества Радищев разоблачает в нерасторжимом единстве и как художник-публицист, и как политик-социолог. (Любань). К решению крестьянского вопроса с позиций просветителя-революционера (Зайцево, Едрово, Вышний Волчок, Медное, Городня).

Подробный анализ жанра и композиции «Путешествия из Петербурга в Москву» сделал в своей статье историк и писатель В. А. Мякотин:

«..«Путешествие из Петербурга в Москву» носит на себе явственные следы подражания литературной манере Стерна. Вся книга написана в форме дорожных заметок, составленных на пути между двумя русскими столицами, причем отдельные ее главы названы именами почтовых станций, лежащих на этом пути.

Никакой другой внешней связи между различными частями этих заметок не существует, как не существует в них и единства формы изложения, отличающейся, напротив, полной свободой: описания дорожных приключений и встречи сменяются размышлениями и воспоминаниями самого автора, а последние, в свою очередь, уступают место историческим этюдам, либо передаче содержания найденных на дороге бумаг.

Но подражание иностранному образцу не идет в книге далее внешней манеры изложения, в выборе же и расположении своего материала русский автор остался совершенно самостоятельным. Материал, внесенный им в свою книгу, является опять-таки крайне разнообразным и на первый взгляд даже поражает своей пестротой и кажущейся беспорядочностью. Широко пользуясь преимуществами избранной им литературной формы, Радищев затрагивает самые различные и, казалось бы, отдаленные друг от друга вопросы семейного, общественного и государственного быта, постоянно переходя от частных случаев русской действительности к общим размышлениям с высоты теории вновь возвращаясь к мелочам жизни.

При этом он не скупится на лирические отступления во вкусе только что начинавшего тогда входить в моду сентиментализма, а в теоретических своих рассуждениях многое прямо заимствует у излюбленных им иностранных писателей, по преимуществу у Руссо, Мабли и Рейналя… <…>

… за внешнею пестротою содержания «Путешествия» не трудно разглядеть в нем внутренний порядок и гармонию, подчиняющую отдельные части книги общей ее задаче…»

(из статьи В. А. Мякотина «Отражение и самостоятельная переработка Радищевым западных идей…», книга «А. Н. Радищев. Его жизнь и сочинения» под ред. В.И. Покровского, Москва, 1907 г.)

Это были материалы исследователей о жанре и композиции «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева.

Исследовательский проект по литературе 18 в.

Слайд 1

Исследовательский проект ученика 9 кл. Стерлина Александра. Черты классицизма, сентиментализма и реализма в «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева.

Слайд 2

Сопоставительная таблица. Правила «триединства» Путешествие из Петербурга в Москву. Действие на протяжении в несколько дней. «Зимою ли я ехал летом, для вас, думаю, равно». «Я вылез из кибитки и пошёл пешком». Классицизм Сентиментализм Реализм

Слайд 3

Деление на «положительных и отрицательных героев.» Крестьянство- крепостники. Возмущение их взаимоотношений. По сословному признаку. «Нет, барин, грешно бы было так же работать. У него на пашне сто рук для одного роста, а у меня две для семи ртов; сам ты счёт знаешь. Да хотя растянись на барской работе, то спасибо не скажут». «Ты во гневе твоём,- говорил я сам себе,- устремляешься на гордого господина, изнуряющего крестьянина своего на ниве своей; а сам не то же ли или ещё хуже того делаешь?» «Одни судятся своими равными; а другие в законе мертвы».

Слайд 4

Образ главного героя. Народ в рабстве, будущее России. «- В неделе-то, барин, шесть дней, а мы шесть раз в неделю ходим на барщину».

Слайд 5

Основная идея произведения. Патриотизм, высокая идейность, рыцарская совестливость. Улучшение нравов, просвещение. Система революционных взглядов : против войны, цензуры, злоупотреблений, самодержавие, крепостничество. «Я взглянул окрест меня- душа моя страданиями человечества уязвлена стала». «Разум мой вострепетал от сея мысли,и сердце далеко её от себя оттолкнуло. Я человеку нашёл утешителя в нём самом». «- А кто тебе дал власть над ним? — Закон. — Закон? И ты смеешь поносить сие священное имя? Несчастный!..»

Слайд 6

Передача внутреннего состояния человека. Бескомпромиссность Целый мир душевных движений, внимание к частной личности. Призыв к возмущению, публичному протесту, борьбе. «Жестокосердный помещик! Посмотри на детей крестьян, тебе подвластных. Они почти наги. Отчего? Не ты ли родших их в болезни и горести обложил сверх всех полевых работ оброком?» «Все вняли чувствованию души моей». «Искажённые взгляды и озирание являли нечаянное нашествие ужаса и предстоящей беды». «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». «Тилемахида», том 2, кн.18, стих 514.

Слайд 7

Способ передачи действительности. Единство действия. Черты и детали реалистические; образы, имеющие прототипы; Общественный конфликт. «Сколь мне ни хотелось поспешить в окончании моего путешествия, но, пословице, голод- не свой брат- принудил меня зайти в избу». «Показывала она мне состав своего хлеба. Он состоял из трёх четвертей мякины и одной части несеяной муки».

Слайд 8

Позиция автора. Горе страдания, возмущение, власть имущих, демократизм. «Сия укоризна, произнесённая не гневом или негодованием, но глубоким ощущением душевной скорби,исполнила сердце моё грустью. Я обозрел в первый раз внимательно всю утварь крестьянской избы».

Слайд 9

Язык произведения. Метафорический язык сложный, разработанный. Публицистичность, вольный язык. «Друг мой! Т ы близ моего сердца живёшь- и имя твоё да озарит сие начало». «Посмотрел я на часы. Первого сорок минут. Я выехал в субботу. Сегодня праздник. Пашущий крестьянин принадлежит, конечно, помещику,который оброку с него не берёт».

Слайд 10

Жанр произведения. Путешествие, в ходе которого человек духовно развивается и познаёт окружающий мир. Воспитание качеств свободной личности. Сатира и революционно пропагандистский памфлет. «Изрекши сие, обратил я взор мой на мой сан, познал обширность моей обязанности, познал, откуда проистекает моё право и власть». «О! если бы человек, входя почасту во внутренность сою, исповедал бы неукротимому судии своему, совести, свои деяния.

Слайд 11

Вывод: Это уже новая литература, признающая первостепенное значение личности, её внутренней жизни. Это произведение ближе к реалистическому направлению.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]